Негреану о победе в турнире за $300,000: все дело в волшебных лимпах!

Home » Негреану о победе в турнире за $300,000: все дело в волшебных лимпах!

В начале октября Даниэль выиграл турнир Super High Roller Bowl с бай-ином $300,000. За победу он получил $3.3 млн, взяв реванш за неудачи этого провального года. В подкасте DAT Poker Даниэль раскрыл секрет успеха, который, по его мнению, стал совершенно закономерным.

Адам Шварц: Даниэль, ты только что вернулся из поездки. Можешь о ней рассказать?

Терренс Чен: Кажется, тебя там не пустили в бар из-за того, что ты слишком старый?

Даниэль НегреануДа, был по делам в Корее, заодно встретился со старым другом, с которым не виделись уже 13 лет со времен Торонто. Одним вечером мы решили пройтись по барам, одно заведение нам понравилось. Подошли ко входу и у меня попросили документы. Я немного удивился, но показал, а они сказали, что я слишком старый. Туда пускают только тех, кто родился после 1985 года, в нашей компании таких не было, ха-ха. В Корее есть места, куда не пускают иностранцев, в каких-то ограничения по возрасту, а иногда оценивают твой внешний вид. Культурные различия впечатляют, но вообще мне там очень понравилось.

Адам Шварц: Перед Кореей ты успел сыграть небольшой турнир, который называется Super High Roller Bowl. Что-нибудь помнишь об этом?

Даниэль Негреану: Да, кое-что. Как раз во время турнира произошел весь этот скандал в казино Hustler, а за ТВ-столом нельзя пользоваться телефоном. Потом я сразу улетел в Корею, где другой часовой пояс. Из-за этого я несколько дней не участвовал в баталиях в твиттере, и меня, конечно, сразу записали в команду сторонников читерства.

На самом деле я был на 100% сосредоточен на SHRB. Без преувеличения скажу, что это было мое лучшее выступления в турнирах за всю карьеру. Я на первых уровнях вышел в чиплидеры, и до самого конца ни разу не выставлялся, и не рисковал всем стеком. Во время турнира я опробовал несколько новых приемов – много лимпил, варьировал сайзинги оупен-рейзов и контбетов. Даже новички должны понимать, что ни один человек не способен на 100% правильно применять решения солвера на практике, всегда будут какие-то отклонения. Особенно явно это проявляется, когда человек всю жизнь анализирует какие-то определенные сайзинги. Как только вы примените против такого игрока необычные размеры ставок, к которым он не привык, это сразу вызовет затруднения. А лимпы вообще выбивают многих соперников из колеи, потому что диапазоны лимпов почти никто не анализирует, они слишком сложные. А я уже 30 лет играю лимпами и отлично понимаю, зачем это делаю.

Успел немного поэкспериментировать с новой стратегией еще на Poker Masters, получалось неплохо, но там я проиграл все олл-ины. А в Super High Roller Bowl настолько глубокая структура, что мне вообще не пришлось выставляться.

Терренс Чен: То есть в софте ты лимпы тоже не изучал, полагаешься только на собственный опыт?

Даниэль Негреану: Да, на внутренний рандомайзер, который оттачивал 30 лет. Но если соперники вообще никогда не изучали лимпы, понятно, что у меня будет преимущество. И это было заметно, оппоненты допускали против меня грубейшие ошибки, особенно, когда я был в позиции.

Адам Шварц: Другие игроки вообще не умеют играть лимпами?

Даниэль Негреану: Два человека хорошо понимают такую игру. Кэри Кац давно так играет, хотя другие моменты в его стратегии далеки от идеала. Еще Ченс Корнут неплохо разбирается. Лимпы очень выгодны, например, в 3-максе. Из-за того, что большой блайнд ставит анте, нам выгодно разыгрывать очень много рук с баттона. Мы хотим смотреть много флопов со всякими T8o. Если мы сделаем рейз, нас часто просто выбьют из банка 3-бетом. После лимпов мы тоже иногда будем выбрасывать, но все равно флоп будем видеть гораздо чаще.

Отличный пример был на баббле. Я сидел с огромным стеком и не рисковал вылететь. Залимпил 50,000 с   на баттоне, Джастин Бономо на SB переставил 4x c   . Я, естественно, заколлировал. Открылся флоп    . Джастин поставил четверть банка, как и советует солвер в такой ситуации, оставляя за спиной 700,000, а я переставил до 200,000 и забрал банк. В такой ситуации он может остаться в раздаче лишь с очень ограниченным набором рук. Что ему делать с красными десятками,   ,   или другими руками без пик? Я вынуждаю его играть на стек. Естественно, на его пуш я бы спокойно выбросил. Если бы в этой раздаче я сделал стандартный рейз на префлопе, то пришлось бы сдаваться на его 3-бет.

Адам Шварц: Мы с Терренсом смотрели трансляцию и хотели обсудить финальную стадию турнира. Уже в деньгах, когда вы остались втроем с Ником Петранджело и Эндрю Лихтенбергером, у тебя было 5 млн фишек, а у них по 1 млн. По ICM это ужасная ситуация для твоих соперников, но ты все равно продолжал играть лимпами и нередко сдавался на их пуши, хотя мог бы ставить олл-ин первым, вынуждая их выбрасывать сильные руки.

Терренс Чен: Да, ты же мог открываться очень широко. Понятно, что всегда есть риск удвоить соперников, и я вообще не изучал такие ситуации. Что говорит солвер? Глубина была 20 блайндов, кажется, это не так уж много, и можно было играть пушами.

Даниэль Негреану: Честно скажу, я тоже никогда не изучал ICM для подобных ситуаций и не имею ни малейшего представления, что говорит солвер. Да мне и плевать на это, я играл исключительно на победу. Руководствовался тем, что меня такое соотношение стеков полностью устраивает и хотел сохранить его как можно дольше. Подумал, что на мои лимпы и рейзы 2.5x они будут пушить достаточно узко. То есть их диапазон будет не сильно отличаться от того, с которым они коллировали бы мои олл-ины. К тому же и Эндрю, и Ник гораздо лучше понимают ICM. Это совсем не то же самое, что играть с любителями, против которых я бы просто печатал деньги своими пушами. Но тут мне бы не дали особо развернуться, а я меньше всего хотел кого-нибудь из них удвоить.

Терренс Чен: Допустим, ты бы открылся с   , а Ник за тобой пушит   …

Даниэль Негреану: Сильно сомневаюсь, что он будет репушить так лайтово. Если допустить, что он все-таки поставит олл-ин, понятно, что я лего выброшу и потеряю 2.5 блайнда. Да, на мой пуш он бы выбросил. Но я в любом случае сохраняю контроль над турниром, а это было самое важное.

Адам Шварц: В начале подкаста ты сказал, что в этом турнире был сосредоточен как никогда. Ты ведь постоянно играешь дорогие турниры, на этот действительно настраивался по-особенному?

Даниэль Негреану: За столом я вел себя совершенно спокойно, и у зрителей могло сложиться впечатление, что мне вообще плевать. Я все время болтал и будто бы не следил за игрой. При этом я все время находился в зоне комфорта, а некоторых соперников болтовня, наоборот, могла выбить из колеи.

Одно я скажу точно – на этот турнир я пришел на 100% уверенным в своих силах. Из предыдущего турнира за $50k на серии Poker Masters я вылетел с тузами против валетов на баббле. Но это только придало мне уверенности, потому что я убедился, что моя стратегия лимпов отлично работает. В SHRB я пришел с настроем, что соперникам будет практически невозможно отобрать у меня стек. Я не Аддамо, который в любой раздаче готов играть на стек. Мой стиль кардинально отличается.

В течение всего турнира я играл в защитный покер, но при этом отлично понимая, как это влияет на мои диапазоны на каждой улице. Все мои действия были тщательно продуманы. Лишь в одной раздаче надо мной нависла опасность, когда мне раздали валетов против тузов Фоксена, но в ней мне удалось спастись на ривере. Я потом пересматривал запись и был шокирован, сколько правильных фолдов я сделал в ситуациях, когда солвер рекомендует коллировать.

Терренс Чен: Как долго ты сможешь сохранять такой настрой? Думаешь, получится также качественно отыграть следующие, например, пять турниров?

Даниэль Негреану: Уверен, что да. На днях начинается WPT Five Diamond в Bellagio – один из моих любимых турниров. Мне самому интересно, как моя стратегия будет смотреться против более слабых игроков. Как я уже говорил, главная цель моих лимпов – увидеть больше флопов. Я играю лимп-колл с очень широким диапазоном, и это ставит соперников в сложное положение, особенно когда они делают рэйзы с блайндов и оказываются без позиции. В этом случае я контролирую ход раздачи и решаю, что произойдет на каждой улице.

Адам Шварц: Турнир собрал всего 24 входа. Не считаешь это проблемой?

Даниэль Негреану: Проблема тут одна – турнир проводится в Вегасе, из-за чего его вообще не играют представители Азии. Все помнят про их арест в казино Caesars.

Бретт Форрест из ESPN написал огромную статью об аресте и освобождении Пола Фуа, известного в покерном мире под ником MalACEsia. Мы следили за этой историей, но даже если вы читали другие наши материалы по теме, эта статья заслуживает отдельного внимания.

Канадские игроки не приезжают из-за налогов. А это ещё минимум 15-20 входов. Вообще на Poker Masters с полями было все в порядке. А вот после Кореи я сыграл несколько хайроллерских турниров в Bellagio, и в них ситуация была просто катастрофической. В одном турнире было 5 человек! А в среднем участвовало 18 игроков, и это с реэнтри. Bellagio просто не выдерживает конкуренцию. Одна из главных причин – не самое удачное время, так как одновременно проходят турниры в Wynn, в Европе, WSOP в онлайне и так далее. Вторая причина – место проведения. Сейчас никто не хочет играть в Bellagio. Хотя не так давно это было самое модное казино Вегаса.

Терренс Чен: Я начинал свою карьеру как раз в Bellagio на столах $8/$16 по лимитному холдему, и мечтал однажды оказаться в зале для хайстейкс.

Даниэль Негреану: Да, раньше все об этом мечтали. А сейчас последний турнир хайроллеров мы играли в какой-то тесной комнате рядом с прокуренным залом для игровых автоматов. Сами столы тоже были слишком маленькими, как будто рассчитанными для 6-макса. Bobby’s Room была в тот момент свободна, там несколько столов, я предложил перенести наш турнир туда, но меня не стали слушать.

Я, кстати, в связи с этим составил список лучших мест для игры в покер в Лас-Вегасе. Однозначное первое место у студии Poker Go. Понятно, что доступна она не всем, там проводятся только дорогие турниры и кэш-игры. Второе место у Wynn, в последние годы у них все замечательно – отличное расписание, просторные залы, все на высшем уровне. Дальше я расположил Paris, где проходила Мировая серия, следом идут покер-рум в Aria и казино Venetian. В новом казино Resorts World я пока не играл, но слышал только положительные отзывы. А на последнем месте с огромным отрывом Bellagio.

Адам Шварц: Даже Orleans поставишь выше? (ред. – одно из самых скромных и дешевых казино Вегаса).

Даниэль Негреану: Там я не был уже тысячу лет, но думаю, даже у них не все так плохо.

Адам Шварц: Вспомнишь пять худших мест, где ты играл в покер?

Даниэль Негреану: Очень запомнилось одно место в Лондоне, где я играл в самом начале карьеры. Это был рум с полутораметровым потолками, где абсолютно все игроки курили. Я продержался час и сделал все, чтобы вылететь. Понял, что больше просто не выдержу.

Адам Шварц: За победу в Super High Roller Bowl ты получил $3.3 млн и вывел провальный год в плюс.

Недавно ты выложил свои результаты за прошедшие 9 лет:

2013: +$1.96 млн
2014: +$7.1 млн
2015: +$950k
2016: -$1.2 млн
2017: -$86k
2018: +$1.4 млн
2019: +$831k
2021: +$584k
2022: + $1,67 млн

Два минусовых года подряд. Помнишь, в чем была причина?

Даниэль Негреану: Все просто – я играл все дорогие турниры подряд и нигде не доехал. Правда, 2017-й я сыграл в ноль, проиграл пару бай-инов. А вот 2016-й действительно стал провальным, но это как раз тот год, когда разрыв между мной и сильнейшими игроками был максимальный. После этого я решил серьезно взяться за теорию. В этом году до победы в SHRB я тоже шел на рекорд, но никакой разницы в классе не ощущал. Играл я неплохо, просто не мог выиграть ни одного олл-ина. Такой неудачной полосы у меня не было ни разу за всю карьеру.

Адам Шварц: В конце хотел обсудить недавний твит Джереми Осмуса, в котором он обвинил в гостинге соперника по хедз-апу в браслетном турнире.

– Немного не хватило для победы – занял второе место в турнире WSOP Online с бай-ином $7,777. Поздравляю Джареда Страусса, о котором я никогда не слышал. Он был однозначно сильнейшим на этой финалке. С нетерпением жду, когда мы пересечемся в живых турнирах хайроллеров, которые определенно ему по силам, несмотря на то, что в офлайне он играет турниры за $60.

Даниэль Негреану: Проблема гостинга не новая. Среди хайроллеров ходит шутка, что Фил Хельмут уже давно не рекордсмен по браслетам, у Али Имсировича их как минимум 30. Все прекрасно знают, что Марк Херм, Али, Джейк Шиндлер и другие уже много лет мультиаккаунтят и гостят. А служба безопасности WSOP.com недостаточно компетентна, чтобы как-то на это повлиять. Но этот случай нетипичный. У этого Джареда действительно все кэши в офлайне преимущественно в дешевых турнирах, но один кэш в турнире за $5k у него все-таки есть. Это был главный турнир WPT на 600 человек. Все мы понимаем, что турнир за $7k в онлайне – это совсем другое дело. Джереми – один из лучших игроков мира, он отлично понимает ICM и GTO. И если, по его словам, этот парень играл на голову сильнее, то ситуация выглядит подозрительно. Я рад, что подобные темы поднимаются в комьюнити все чаще.

Терренс Чен: В комментариях к этому твиту Джереми многие тоже написали, что в онлайн-турнирах WSOP, которые проводятся на территории США, проблема гостинга имеет огромные масштабы. Но была и другая часть комментариев: «Вот очередной рег разнылся из-за того, что проиграл любителю». Но все мы прекрасно знаем Джереми, его уж точно нельзя назвать человеком, который не умеет проигрывать.

Даниэль Негреану: Ты совершенно прав, он один из самых достойных людей в покере. Тут есть еще одна проблема – на WSOP.com очень ограниченный пул игроков, и все друг друга отлично знают. И когда появляется какой-то новый аккаунт, который начинает играть близко к GTO, естественно, возникнут вопросы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.